Речевое развитие ребенка можно разделить на четыре периода.

Первый период. Словарь очень невелик, его составляют так называемые лепетные слова, т. е. слова-звукоподражания (ам-ам, му и т. п. ), и слова, состоящие из одного слога.

Первые слова являются аморфными (бесформенными), неизменяемыми словами корнями, когда один и тот же звуковой комплекс служит для обозначения самого предмета (часто даже и нескольких предметов), действия с ним или одного из качеств данного предмета.

Употребление этих слов обычно сопровождается мимикой и жестом, несколько уточняющими их значение. Так, звукосочетание кс имеет следующие значения: а) кошка, мех, волосы (сопровождается обычно жестом поглаживания), объединение этих понятий говорит о выделении общего для них качества мягкости, пушистости, б) царапается, лакает молоко (сопровождается жестами, изображающими эти действия).

Таким образом, наблюдается многозначность многих «лепетных слов», а наряду с этим и суженность их содержания по сравнению со словами взрослого человека.

Появляющиеся двусложные слова состоят из двух повторяющихся слогов с ударением на первом слоге (мама, папа и т. д.).

У некоторых детей в этом периоде наблюдается преобладание развития ритмико-интонационной структуры слова над звуковым его оформлением ти`тити — бисквиты и тити`ти — кирпичи)

Появление первых слов совпадает с началом употребления первых предложений. Первое предложение в речи ребенка — это аморфное слово. Первый шаг в дальнейшем развитии предложения состоит в объединении сначала двух, а затем и трех-четырех бесформенных слов: Мама каша дать, Тата пать (спать).

Развитие предложения у ребенка и состоит во все большем усложнении предложений в отношении количества включаемых им элементов (слов) и разнообразия взаимоотношений этих элементов между собой

Второй период. Словарь быстро растет количественно (последовательность овладения различными частями речи уже была указана) С ростом словаря и усложнением его ритмико-интонационной структуры и уточнением его звукового оформления появляются и количественно нарастают различные виды искажений слоговой структуры слова, перестановки (говала—голова), сокращения слов (моко—молоко), вставки лишних слогов. Эти искажения часто обозначаются термином литеральные парафазии, но, в отличие от парафазий как явления патологического, детские парафазии довольно быстро самостоятельно изживаются под влиянием речи окружающих и оказываются проявлением активного словотворчества ребенка (См К. Чуковский. От двух до пяти, изд. 19. – М., «Просвещение», 1966).

Так, слово «кооператив» проходит следующие изменения пиф — апиф — капиф — патиф — капатиф — кооператив, слово «милиционер» паер — пацанер — милиционер.

В отношении грамматического строя второй период характеризуется быстрым ростом разных типов как простого, так и сложного предложения.

Начинается он с перехода от аморфных слов-корней к словам, морфологически расчлененным на элементы, причем этот процесс сразу охватывает ряд грамматических категорий (для существительного — единственное и множественное число, именительный, винительный, родительный падежи и уменьшительные формы; для глагола — повелительное, изъявительное, сослагательное наклонение, настоящее и прошедшее время повелительного наклонения).

Широкий охват грамматических категорий указывает на то, что ребенок овладевает целым рядом окончаний, со свойственными им значениями, и отделяет их от корня.

Необходимо отметить, что выделение морфологических элементов не является для ребенка делом сознательно проводимого анализа, несмотря на указанное обстоятельство, это представляет крупнейший переломный этап в развитии грамматического строя речи.

Естественно, что ребенок не может охватить все сразу. Таким образом, грамматизация предложения оказывается в этом периоде только частичной и находится в связи с порядком усвоения частей речи, отмечено, что позже усваиваемая грамматическая категория располагается в предложении всегда после ранее усвоенной.

Уже в этом периоде появляется и постепенно развивается контроль над собственной речью и критическое отношение к речи окружающих, что относится больше к звуковой стороне речи.

Последовательность грамматизации тесно связана со значением изучаемых категорий; овладение этими категориями опережает усвоение внешнего выражения значения. Иллюстрацией, подтверждающей это положение, являются следующие факты:

а) раннee усвоение существительных и глаголов, имеющих среди других частей речи наиболее конкретное значение, б) позднее усвоение прилагательных, обозначающих свойства, качества предметов, что является уже абстракцией более высокого уровня, а также употребление предлогов, появляющихся после усвоения соответствующих флексий, а следовательно, и после появления понимания их значения.

В это время очень характерным является то, что формы слов употребляются всегда правильно по значению (по смыслу) и синтаксически, но в то же время нередко представляют нарушения морфологического характера.

Для выражения синтаксических связей слов уже используется флексийная система русского языка (падежные окончания существительных, личные окончания глаголов). Служебные слова в это время еще отсутствуют. Употребляется сложное бессоюзное предложение.

 В конце второго периода оказываются усвоенными все грамматические категории (все части речи) и их синтаксическое выражение.

Третий период. Период усвоения морфологической системы. Формы становятся устойчивыми.

Этот период характеризуется обширным словарным запасом, овладением слоговой структурой (сначала слова из четырех-пяти слогов, а вскоре и более сложные слова). Одновременно с накоплением и усложнением словарного запаса происходит и развитие смысловой стороны речи — от конкретного значения к абстрактному.

 В этом процессе развитие словаря постепенно все больше и больше смыкается с развитием грамматического строя (как синтаксическим, так и морфологическим).

Общими закономерностями освоения всего грамматического строя является следующее — синтаксические компоненты усваиваются раньше морфологических (сложное предложение формируется очень рано, и основные его типы быстро усваиваются, одновременно усваиваются все части речи, последовательность усвоения обусловлена все меньшей и меньшей конкретностью их значения).

В связи с тем, что морфологическая система распадается на две части — система окончаний отдельных типов склонений и спряжений и система чередования звуков в основах и изменения места ударения в отдельных формах, третий период также распадается на две части — овладение системой окончаний отдельных типов склонений и спряжений и овладение системой чередования звуков в основах и места ударения для отдельных форм.

Четвертый период. Уровень овладения языком очень высок: вся сложная система грамматики (синтаксического и морфологического порядка) освоена. Но это относится только к разговорно-бытовому стилю. Усвоение элементов литературного языка падает на школьный возраст — возраст овладения письменной речью (причастия, деепричастия, многие суффиксы отвлеченных понятий).

В дальнейшем ребенок овладевает флексийной системой окончаний (склонений и спряжении) при неизменяемости основы, т.е. законами формообразования и словоизменения

Наиболее поздно усваивается система чередования звуков в основе и перемещения ударения, т. е. законы словообразования. В это время появляется чрезвычайная активность в многообразных словообразованиях и словоизменениях.

К. Чуковский (См. К. Чуковский. От двух до пяти, изд 19. — М., «Просвещение», 1966) подчеркивает особую активность детей этого возраста в усвоении форм русского языка, разностороннюю наблюдательность и чуткость к языковым формам, в частности к словообразовательным суффиксам (уменьшительности, ласкательности, собирательности и др.).

Громадную роль в процессе овладения грамматическим строем играет смысловое значение всех грамматических изменений овладение смысловым значением всегда опережает его внешнее выражение.

В начале школьного возраста ребенок начинает обучаться грамоте. Важнейшей предпосылкой для успешного обучения грамоте является умение слышать отдельные звуки и слова, отделять их от рядом стоящих и анализировать весь звуковой состав слова. Вместе с тем обучение грамоте само выступает как один из важнейших этапов осознания звуковой стороны языка «Готовность ребенка к звуковому анализу и синтезу в речи приобретается в процессе формирования устной речи на протяжении всего дошкольного возраста. Осознанное же овладение этой деятельностью происходит в школе, когда звуковой состав слова становится для ребенка предметом специального усвоения, происходящего под руководством учителя» (Л. Ф. Спирова. Особенности звукового анализа у детей с недостатками речи. — М., Изд-во АПН РСФСР, 1957, стр 6).

Процессы усложнения и совершенствования словаря, грамматического строя и звуковой стороны речи все теснее сливаются воедино.

В психической жизни человека речь выполняет ряд функций. а) функцию обозначения окружающих человека предметов и явлений, б) функцию обобщения (обозначая воспринимаемое явление в слове, человек абстрагируется от ряда конкретных его признаков и закрепляет в слове общее, характерное для них, например, в слове дерево включено то общее, что характерно для березы, ели, липы и др.); в) функцию общения (коммуникативную); при помощи речи человек передает другим свои знания, мысли и одновременно выражает свое отношение к сообщаемому, свои эмоции, этим передающий может воздействовать на слушателей, побуждая их к тому или иному действию. Значение каждой из указанных функций речи говорит о тесной связи речи с мышлением человека.

 В психологии различают внешнюю и внутреннюю формы речи.

К внешней речи относятся устная и письменная речь. В устной речи различают диалогическую, или разговорную, и монологическую речь.

 Диалогическая речь — наиболее простой вид речи, так как собеседники взаимно дополняют высказывания друг друга; речь каждого из них может иметь вид отдельных реплик, относящихся к совместной деятельности собеседников, к знакомому им обоим предмету. Большое место в диалогической речи могут занимать жест, мимика, интонация разговаривающих. Монологическая речь является более или менее длительным, последовательным изложением какого-то события или вопроса одним лицом. Таким образом, монологическая речь является связной контекстной речью и требует для своего осуществления некоторой предварительной подготовки, продумывания, составления плана высказывания.

Письменная речь развивается в неразрывной связи с формированием монологической речи.

Взаимосвязь развития этих видов речи обусловлена наличием их общих особенностей: последовательности, плановости, логичности, их контекстного характера.

Внутренняя речь не является средством общения: она беззвучна, свернута, в ней опускается большинство членов предложения; часто остается только один из главных членов — подлежащее или сказуемое, определяющее сущность мысли.

У дошкольника внутренняя речь развита еще слабо. Очень часто можно слышать, как дошкольник вслух разговаривает сам с собой. По-видимому, это, с одной стороны, указывает на недостаточное развитие внутренней речи, а с другой — характеризует один из этапов ее развития. Известно, что начальные стадии усвоения учебного материала детьми связаны с необходимостью проговаривания вслух, затем шепотом и, наконец, про себя.

У школьника внутренняя речь формируется под влиянием обучения. Учитель постоянно предъявляет к ученику требование: «Прежде чем отвечать, подумай!» Переход к чтению про себя также способствует формированию внутренней речи.

При переходе в более старшие классы процесс подготовки устных уроков (по истории, географии и т. п.) в значительной мере базируется на внутренней речи: учащийся молча просматривает заданное, молча продумывает план своих ответов изложения, сочинения также требуют предварительного продумывания того, что будет написано.

Закономерности развития речи у ребенка изучает детская психология на фоне и в связи с общим развитием психики. Наиболее значимыми для речевого развития ребенка являются процессы слухового и зрительного восприятия и движения. Постепенное взаимосвязанное развитие этих процессов проходит ряд этапов.

Развитие двигательных навыков у ребенка имеет следующий характер: первые движения неорганизованны, хаотичны, импульсивны, носят подкорковый характер и являются частью диффузной реакции всего организма на изменение как внешней среды (охлаждение, прикосновение, резкий свет, громкий звук), так и внутренней (голод, болевые ощущения и т. п.)

Постепенно, под влиянием повторяющихся тактильных, двигательно-тактильных, зрительных и слуховых ощущений, движения ребенка изменяют свой характер, становятся более организованными, так как начинают создаваться элементарные двигательные навыки (они в большой степени формируются во время ухода взрослыми за ребенком: пеленание, одевание, кормление и т. п.). С 7 месяцев связь между зрительным восприятием предмета и движением для его захватывания становится почти мгновенной; увидев предмет на доступном расстоянии, ребенок сразу же направляет к нему руки и захватывает его.

Для зрительного восприятия большую роль играет подражание. Вначале подражание бывает непроизвольным, но постепенно оно связывается со всей ситуацией, в которой происходит; в дальнейшем только повторение ситуации (без показа самого движения) вызывает соответствующие движения, например при виде входящего отца ребенок пытается хлопать ладошками; при виде поставленной тарелки и ложки на ней захватывает ложку и пытается поднести ее ко рту.

Вызывание действия при помощи организации ситуации является следующей ступенью в развитии двигательных навыков.

Эффективность усвоения движения на основе подражания возрастает на протяжении ясельного и дошкольного возраста в связи с развитием (уточнением и дифференцированием) зрительного восприятия, что способствует и овладению речевыми движениями. Наблюдения показывают, что ребенок в процессе овладения речью не только вслушивается в речь окружающих, но и активно всматривается в их лица: он следит за общей выразительностью мимики и за движением губ говорящего. Зрительные впечатления оказывают ребенку помощь при слуховом восприятии речи.

В дальнейшем именно зрительное восприятие предмета — рассматривание его — является ситуацией, наиболее способствующей развитию понимания названий предметов. Иначе говоря, связь слова с предметом легче всего возникает при воздействии на зрительный анализатор; при воздействии на слуховой анализатор она возникает значительно труднее.

Связь речевого развития с развитием зрительного восприятия имеет обоюдный характер: усвоение слов, обозначающих предметы, их качества (форму, цвет, величину), и употребление их поднимает на более высокую ступень и зрительное восприятие.

В первом полугодии жизни ребенка инициатива общения находится в руках взрослого. Так, например, для того чтобы ознакомить с названием какого-нибудь предмета, нужно сначала вызвать у ребенка движение к предмету: направить его взор вслед за указательным жестом взрослого на предмет или даже только за поворотом его головы к предмету, после чего может последовать указание предмета пальцем или даже подача его ребенком.

Не умея дать ответ в словесной форме, ребенок уже может реагировать на словесную инструкцию взрослого выполнением действия, которое он уже разучил, например: сядь, ляг, возьми и т. д., а затем и более сложной: дай маме лялю, положи мишку спать и т. п.

В усвоении новых навыков и умений большая роль принадлежит положительным эмоциям ребенка, которые возникают в его игровой деятельности совместно со взрослыми.

Приведенные примеры говорят о том, что с развитием речи начинает развиваться новый, более высокий тип усвоения и регулирования двигательных умений ребенка на основе словесной инструкции (чем проще движение, тем быстрее становится его выполнение по словесной инструкции).

Во втором полугодии ребенок начинает уже самостоятельно выражать свои требования и желания, сначала при помощи жестов и мимики, а затем и звуковых реакций; последние становятся более разнообразными и дифференцированными.

Между 1—2 годами ребенок начинает выражать свои требования словами; требования и запреты взрослых он начинает осмысливать, а затем и сам пытается мотивировать свои и чужие поступки.

Инициатива общения в это время чаще принадлежит ребенку. С развитием у ребенка понимания речи окружающих взрослый получает возможность управлять всем его поведением: вниманием, восприятиями, движениями, действиями, памятью, мышлением, т. е. развивать его психику. Таким образом, речь все больше становится ведущим фактором развития ребенка.

Одновременно с развитием словаря ребенок овладевает наиболее простым видом речи — разговорной, или диалогической.

С поступлением в школу, когда словарь и грамматический строй находятся уже на достаточно высоком уровне, происходит развитие монологической речи; она охватывает весь период школьного обучения и продолжается у взрослого человека.

Сопоставляя данные о закономерностях развития языка и общего психического развития ребенка, можно сказать, что формирование речи (понимаемой во всей совокупности ее сторон, свойств и качеств) зависит от достаточной речевой практики (последняя осуществляется под влиянием окружающей среды) и, в частности, от воспитания и обучения, которое начинается с первых дней жизни ребенка.

Неправильное или нарушенное развитие одной из сторон речи приводит к задержке и других, связанных с нею сторон (функций, компонентов) речи, а также к задержке умственного развития ребенка. Такая задержка является вторичной (функциональной) и при правильном педагогическом подходе сравнительно легко преодолевается, притом тем легче, чем раньше было оказано воздействие.

Воспитание и обучение детей, страдающих теми или иными дефектами речи, оказывается особенно важным. Как воспитание таких детей, так и их перевоспитание требуют от логопеда знания закономерностей развития речи, а также развития тех процессов, которые тесно связаны с речью.

Именно на основе закономерностей (физиологических и психологических) строятся специальные методы логопедического воздействия.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *