Оценка финансовой политики корпорации

Вопрос об эффективности, проводимой финансовой политики — крупная научная и практическая проблема. Она состоит из трех важнейших частей: понимание эффективности финансовой политики, критерии такой эффектив­ности, методы оптимизации денежно-финансовых процессов.

Первая часть связана с трактовкой сущности эффективности финансовой политики. Критерии эффективности – это критерии оптимальности, т.е. из­бранные ориентиры для оценки степени успешности проводимой финансо­вой политики. Методы оптимизации финансовых процессов представляют собой избираемые способы достижения целей и выполнения поставленных задач, определенные исходя из критериев оптимальности и применяемые для улучшения процессов, показателей и их соотношения.

Понимание эффективности финансовой политики предопределяет выбор критериев, на основе которых оценивается ее эффективность. Сущ­ность и критерии эффективности финансовой политики взаимосвязаны. При­нятые критерии задают избираемые методы оптимизации. Любой критерий, если он таковым является, должен иметь хотя бы один метод оптимизации. Нередко фактически имеет два и более метода оптимизации.

Эффективность финансовой политики представляет собой комплексное понятие, охватывающее различные аспекты результативности экономиче­ской, организационно-управленческой и собственно финансово-хозяйственной деятельности.

Изменения по таким денежно-финансовым параметрам как финансовый результат, прибыльность, распределение прибыли, создание и накопление денежных фондов и резервов, финансово-кредитные возможности, достаточ­ность источников финансового обеспечения для текущего развития, управля­емость экономическими процессами через финансовое планирование и орга­низацию действенного текущего финансового контроля, перспективное развитие, эффективность инвестиций. Все эти и многие другие вопросы состав­ляют существо такого многогранного понятия как эффективность финансо­вой политики.

Критерий – основа оценки любого процесса. Критериальный аспект эф­фективности финансовой политики относится к числу недостаточно разрабо­танных вопросов оценки формирования, хода проведения и подведения ито­гов финансовой политики.

Экономическая эффективность того, что мы делаем, проводя финансовую политику, не ограничивается только самой эффективностью в области фи­нансов. Сфера воздействия или влияния финансовой политики гораздо шире денежного оборота, самих финансов и кредита. Она затрагивает все четыре стадии воспроизводственного процесса: производство, распределение, обмен и потребление. Кроме того, помимо максимизации и минимизации денежно-финансовых процессов, существует еще и оптимизация этих процессов, при­чем часто прямо и опосредовано взаимосвязанных. Во всем этом состоит до­статочно большая сложность достижения полноты отражения через критерий (критериального определения) эффективности финансовой политики.

Важно учитывать, что финансы и финансовая политика взаимосвязаны с экономикой и производны от состояния экономики, производства и товарно­го обращения. Эффективность финансовой политики – не только собственно в росте, или снижении сумм доходов и изменениях в направлении расходов. Эффективность финансовой политики состоит и в том, насколько безболез­ненно для производства и обращения, эти суммы мобилизованы и насколько результативно потрачены. От этого зависят возникновение, наличие, мас­штабность укрепления, или отсутствие в экономике корпораций реальных предпосылок для повышения экономической и финансовой эффективности проводимой политики.

Денежно-финансовые процессы могут быть оценены через применение к ним различных критериев. Критерии эффективности финансовой политики могут быть представлены как совокупность принятых параметров оптимизации денежно-финансовых процессов, позволяющих ответить на вопрос о по­зитивности происходящих изменений в них по каждому избранному крите­рию результативности финансовой политики, а также о скорости, направле­ниях, размерах такого изменения.

Критерии эффективности в экономике и экономической политике, финан­сах и финансовой политике избираемы, принимаемы, вырабатываемы. Объ­ективность избранного критерия всегда соседствует с субъективным харак­тером его интерпретации. Особенность методологии выбора критериальной основы для оптимизации процессов в экономике и финансах – стремление к наиболее полной реализации совокупного характера критерия. Этот синтети­ческий характер любого критерия сводится к выделению главного в эконо­мических и финансовых процессах. Главное носит целевой характер и пред­стает в качестве параметра, или параметров оптимизации.

Критерий эффективности в принципе не равнозначен показателю или ко­эффициенту, отражающему одну из сторон эффективности. Критерий перви­чен, показатель вторичен. Критерий эффективности призван быть фокусом ряда или нескольких показателей, но не их производной. Философия крите­рия — не счет, а процесс. Чаще всего это минимизация, максимизация, — от­дельно, или одновременно. Изначальное предназначение критерия – оптими­зация процесса, а не отражение его через показатель.

Однако любой принятый критерий, так или иначе, может быть выражен с помощью специально сконструированного, или уже применяемого показате­ля. Описать процесс еще не значит выработать критерий. Критерий всегда стоит выше, или вровень с показателем. Это закономерность соотношения критерия и показателя. В свою очередь, конкретному показателю не суждено подняться выше критерия. Вместе с тем критерий всегда связан с показате­лем отражающим изменение того или иного процесса.

Оптимизация только по финансовому критерию не равна оптимизации финансовой деятельности фирмы, компании, корпорации. Система критериев эффективности финансовой политики, как их совокупности потенциально и фактически возможных к применению, может быть разделена на финансовые критерии и не финансовые.

Финансовые критерии призваны отражать хотя бы одну из сторон эффек­тивности процессов формирования, распределения и использования денеж­ных средств и финансовых ресурсов. Не финансовые критерии – представ­ляют собой критерии экономического, в том числе производственного, тех­нического, технологического и иного характера.

Финансовые и нефинансовые критерии могут быть представлены через абсолютные, относительные и специально агрегированные показатели. Абсо­лютные – выступают как объемные, относительные – показатели соотноше­ния, агрегированные – представляют собой специально сконструированные, модельные показатели с усложненной против абсолютных и относительных показателей методикой расчета.

В практике управления финансами для наиболее полной оценки эффек­тивности финансовой политики критерии часто предстают в смешанном ви­де, т.е. как комбинация финансовых и нефинансовых критериев. Смешанный характер оценки эффективности финансовой политики выступает основой для обеспечения полноты выявления действительной финансово-экономической эффективности политики в области денежного оборота и фи­нансов.

Все критерии эффективности финансовой политики есть критерии эффек­тивности процессов. Провести абсолютно четкую классификационную грань между потенциально возможными к применению критериями эффективности финансовой политики весьма сложно.

По нашему мнению, более детально рассматриваемые критерии могут быть условно подразделены на следующие четыре группы, внутри каждой из которых в принципе возможны к применению стоимост­ные и не стоимостные, абсолютные, относительные, специально агрегиро­ванные, общеэкономические и финансовые критерии:

-строго удовлетворяющие специфике сформулированных целей финансовой политики;

  • общеэкономические критерии эффективности политики в области фи­нансов;
  • смешанные критерии эффективности финансовой политики в системе обеспечения сбалансированного социально-экономического развития;
  • денежно-финансовые критерии эффективности финансовой политики.

Первая группа – представляет собой критерии, характеризующие процес­сы формирования, достижения, позиционирования, завоевания, вытеснения, ограничения, роста, концентрации, обеспечения, диверсификации различных сторон или всего бизнеса в целом. Эти критерии эффективности финансовой политики, как критерии эффективности протекания целевых процессов, мо­гут выражаться через изменение тех показателей, которые прямо характери­зуют степень продвижения к достижению конкретно сформулированных це­лей финансовой политики. Например, устойчивый ежегодный рост прибыли не менее, чем на столько-то процентов, обеспечение роста стоимости компа­нии в темпах опережающих рост ее активов и т.п.

Таким образом, особенность таких критериев оценки эффективности фи­нансовой политики – собственно достижение поставленной стратегической цели этой политики, которая может выражаться по форме, не только в фи­нансовой, но и в не финансовой формулировке.

Например, финансовая политика формирования конкурентной позиции корпорации, в том числе и в третьей стране. Особенность этого критерия со­стоит в требовании буквального исполнения сформулированной стратегиче­ской цели, которая может подтверждаться конкретными стоимостными, дру­гими аналитическими показателями.

В их числе могут быть, например: объем финансирования инновационных затрат и его доля в выручке; окупаемость затрат по завершенным разработ­кам и испытаниям инновационного продукта; рентабельность; стоимость ор­ганизации филиала; объем продаж через него, прибыль, доля конкурентной позиции на рынке третьей страны и т.п.

Вторая группа – это критерии, принятые для оценки изменений в процес­сах, отражаемых через динамику общих показателей эффективности эконо­мики. Эти общие показатели эффективности экономики могут носить не фи­нансовый и финансовый характер.

В качестве таких критериев эффективности финансовой политики могут в принципе выступать: рост объемов производства и товарооборота, валового дохода (вновь созданной стоимости), повышение уровня использования дей­ствующих производственных мощностей, снижение сырьеемкости, материа­лоемкости, фондоемкости, трудоемкости и энергоемкости бизнеса. Измене­ние остатков незавершенного строительного производства, полнота освоения запланированных капитальных вложений, ускорение ввода в действие произ­водственных мощностей и основных производственных фондов, сокращение сроков освоения вновь введенных производственных мощностей.

Важное место в отражении эффективности экономики занимают такие процессы, во многом отражающие эффективность финансовой политики, как рост оплаты труда и его соотношение с ростом объемных показателей фи­нансово-хозяйственной деятельности, а также изменение фондоотдачи, фондовооруженности и производительности труда.

Большинство результатных финансовых показателей имеют не чисто фи­нансовую, а товарную природу. Поэтому, финансовые мероприятия корпора­ции и само состояние ее финансов производно от уровня и движения обоб­щающих ее деятельность не финансовых показателей (критериев). Последние в наиболее общем виде отражают взаимосвязь финансов с товарной основой их экономической природы. Финансовая политика корпорации это и полити­ка в области глубинных основ возникновения источника. Источник создает­ся, прежде всего, в самом производстве, или другом виде бизнеса.

Общим и важным критерием эффективности системы финансовых отно­шений является фундаментальный нефинансовый показатель — производи­тельность труда. Финансовый аспект роста производительности труда в со­поставимых ценах и условиях состоит в том, что он позволяет экономить живой и овеществленный труд. Эта экономия лежит в основе улучшения фи­нансового результата деятельности и финансовых показателей, движение ко­торых может выступать в качестве критериев эффективности.

Исчислять производительность труда по объемам продаж в связи с влия­нием остатков товаров на складах, особенностей расчетов и изменений от­пускных цен нельзя. Позитивное движение производительности труда в тем­пах опережающих рост его фондовооруженности обеспечивает рост фондо­отдачи, снижение фондоемкости и трудоемкости производства. Движение этих показателей выступает результатом комплекса экономических и финан­совых мероприятий по развитию и повышению эффективности деятельности организации. Такие мероприятия затрагивают: организацию производства; систему экономического и финансового планирования; финансирования и финансового контроля, включая инвестиции в строительство; обновление и модернизацию основных производственных фондов; освоение вновь введен­ных основных фондов и производственных мощностей; работу по ликвида­ции непроизводительных расходов и потерь и многое другое.

Рост производительности труда не должен сопровождаться одинаковым ростом заработной платы. Последняя не должна опережать темпы роста производительности труда. Таково требование снижения трудоемкости вы­пускаемой продукции. Технический прогресс и конкуренция заставляют предприятия искать пути улучшения качества продукции при одновременном абсолютном или относительном удешевлении стоимости потребляемых ос­новных и вспомогательных материалов. В результате этого экономятся де­нежные материальные затраты на производство единицы продукции, т.е. снижается материалоемкость изделий. Рост объемов производства в резуль­тате увеличения производительной силы труда приводит к снижению разме­ров стоимости электрической энергии, приходящейся на единицу выпускае­мой продукции и в единицу используемого для этого рабочего времени. Энергоемкость изделия при этом снижается, себестоимость за счет этого фактора экономится, прибыль и рентабельность растет. Производства с высокой стоимостью основных производственных фондов имеют повышенный уровень амортизационных отчислений. Размер амортизации, приходящийся на рубль стоимости выпускаемой продукции, под влиянием роста объемов производства, фондоотдачи и производительности труда здесь может быть существенно снижен. За счет этого фактора предприятие аккумулирует зна­чительные дополнительные финансовые ресурсы.

Третья группа критериев эффективности финансовой политики представ­ляет собой специально вырабатываемые критерии смешанного характера в рамках процесса управления экономикой и финансами корпорации на основе системы сбалансированных показателей (ССП) или как ее нередко называют взаимосвязанных показателей (СВП). Если принимать во внимание, что фи­нансовая политика есть часть экономической, а финансовая стратегия часть общей стратегии, то в качестве критериев эффективности финансовой поли­тики могут быть рассмотрены ключевые показатели (KPI), лежащие в основе системы сбалансированных показателей (BSC) Д.Нортона и Р.Каплана. Сама по себе эта система представляет собой один из возможных инструментов для управления достижением стратегических экономических, в том числе финансовых, целей. Она направлена на четырех стороннюю оценку эффек­тивности деятельности фирмы, компании, корпорации через набор нефинан­совых и финансовых показателей.

Система состоит из четырех компонентов: финансы; клиенты; бизнес-процессы; рост и обучение. Каждой из этих позиций соответствуют показа­тели (KPI), которые характеризуют степень успешности или эффективности стратегии. Эти показатели иногда называют ключевыми показателями ре­зультативности (КПР).

Показатели по финансам оценивают финансовую деятельность и призва­ны отразить рост стоимости для акционеров. Показатели по клиентам оцени­вают сотрудничество с клиентами, которое рассматривается как важная ос­нова для развития конкретного бизнеса и улучшения финансовых результа­тов деятельности. Показатели бизнес-процессов отражают их эффективность, понимаемой с точки зрения взаимосвязи с клиентами и финансами. Показа­тели роста и обучения направлены на важные факторы эффективности труда: мотивация и подготовка персонала, эффективность использования нематери­альных активов.

Система сбалансированных показателей подлежит разработке по месту ее внедрения и последующего применения с учетом специфики конкретного бизнеса. Построение системы сбалансированных показателей осуществляется по следующим этапам: разработка стратегических целей, определение клю­чевых показателей, формирование системы сбалансированных показателей, распределение ответственности.

В зарубежной и отечественной практике для разработки и реализации фи­нансовой политики часто находит применение не система сбалансированных показателей, а так называемая система целевых показателей финансовой по­литики (стратегии). В их числе нередко можно увидеть такие, например по­казатели (или их вариации) как: увеличение (уменьшение) доли заемного ка­питала на балансе, уровень рентабельности собственного капитала, рост ва­люты баланса. Могут быть и другие показатели, например: рост доходов и операционных денежных потоков, рост остаточной прибыли и ее возврата на инвестиции, увеличение доходов на привлеченные средства и др.

Четвертая группа – это критерии, принятые для оценки изменений в фи­нансовых процессах, отражаемых через динамику стоимостных, денежных и финансовых показателей эффективности финансовой политики.

Эффективность финансовой политики не может быть выражена в полной мере через один финансовый показатель. Критерий же для оценки эффектив­ности финансовой политики может в принципе быть избран в качестве един­ственного. В качестве такого критерия может, например, выступать: макси­мизация прибыли, стоимости компании, размеров накопления, рентабельно­сти, доходности вложений денежных средств; минимизация себестоимости, длительности оборота оборотных средств и др.

В числе финансовых критериев эффективности финансовой политики могут также рассматриваться: улучшение структуры капитала, изменение сро­ков окупаемости проектов инвестиций против запланированных, динамика степени освоения объемов финансирования капитальных вложений, измене­ние объема расходов на инновационные научно-исследовательские и опытно-конструкторские работы, рост выручки от трансферта новых технологий, а также в результате перехода от опытного образца к серийному производству инновационного изделия и другие.

Понимание финансовой политики как политики по поводу финансов в широком смысле этого слова обусловливает позиционирование критериев ее эффективности в области изменения состояния самих же финансов, денежно­го обращения и кредита. При таком подходе ближайшими критериями в оценке эффективности финансов и финансовой политики будут выступать изменения в показателях финансового положения (состояния).

К их числу относятся аналитические показатели, которые позволяют оце­нить важные аспекты движения эффективности, как самих финансов, так и политики по поводу и в связи с финансами: финансовой зависимости; лик­видности; рентабельности; деловой активности; рыночной активности.

Параметры финансовой зависимости показывают, в какой степени корпо­рация использует заемный капитал; ликвидности – насколько доступны кор­порации ее денежные средства. Рентабельность выступает критериальным показателем эффективности бизнеса и проводимой финансовой политики и в этой связи исчисляется к ресурсам, затратам, активам, видам капитала. Пара­метры деловой активности показывают, как эффективно используются сред­ства, т.е. как оборачиваются составные элементы капитала, а рыночной ак­тивности – насколько высоко ценят корпорацию инвесторы.

Такие финансовые показатели как прибыль, убыток, себестоимость, рен­табельность, целевые денежные фонды, резервы, объемы финансирования инноваций и затрат на расширение бизнеса, показатели состояния дел с обо­ротными средствами и другие характеризуют в динамике изменение эффек­тивности деятельности предприятия. При этом показатели прибыли и особенно рентабельности являются синтетическими. Их величина абсолютно указывает на сложившийся общий уровень эффективности результатов фи­нансово-хозяйственной деятельности.

В числе агрегированных показателей, которые могут быть использованы в качестве критерия эффективности проводимой финансовой политики, например показатель экономической добавленной стоимости капитала (EVA), изменение которого отражает рост или уменьшение богатства соб­ственника.

Для расчета показателя определяется разность между рентабельностью используемого капитала (ROCE) как отношения чистой прибыли на среднее за год значение вовлеченного в бизнес капитала, и взвешенной средней сто­имостью капитала (WACC). Затем эта разность умножается на величину во­влеченного в бизнес капитала (С).

0

Оставьте ответ

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *