Парадигмальный и синтагматический аспекты значения юридических понятий

Парадигмальный аспект значения понятия – словарное значение слова (в юриспруденции значение имеет «конкурс» словарей).

Синтагматический аспект значения понятия – значение понятия в конкретном тексте.

В идеале термин не только по содержанию, но и по форме должен указывать на то поле, к которому он относится. Такие классификации существуют и в юридической терминологии: преступление – преступление против собственности, преступление против личности, государственное преступление. Тем не менее даже в традиционной и относительно устоявшейся юридической терминологии нет жесткой зависимости формы выражения термина от его соотнесенности с определенным полем (ср.: преступление – преступление против собственности – кража, грабеж).

Основными парадигматическими отношениями в терминологии являются иерархические (родовидовые) отношения. Роль формантов терминов различных ступеней дифференциации часто является характеризующей, способствующей разграничению родового и видового наименований (халатность – халатность медицинского работника) или нескольких понятий одного классификационного ряда, соотносимых с одним родовым (правовое регулирование информационных технологий, правовое регулирование информационных систем). Таким образом,

производные полилексемные термины находятся в отношениях последовательной мотивации с универбами и составными единицами, формируя терминообразовательные цепочки и гнезда

1. Юридические термины (универбы) в основном представлены на периферии микрополей и обозначают понятия предельной ступени дифференциации. Реже они используются как средство выражения понятий классификационных рядов. Это термины, которые в праве и правовой науке выражают категориальные понятия, например правонарушение. Каждая из таких категорий в праве подлежит дальнейшей дифференциации: правонарушения подразделяются на уголовные преступления и административные правонарушения. Далее преступления распределяются по классификационным рядам в соответствии с их направленностью (преступления против личности, преступления против собственности и т. д.). Естественно, что каждая из исследуемых терминосистем «выбирает» из полной классификации административных правонарушений и преступлений только парадигматические фрагменты, релевантные для конкретной предметной отрасли права.

2. Номинативные единицы терминосистем-доноров в основном отмечаются в микрополях, включающих в себя понятия предметов правового регулирования. Многие классификационные ряды таких микрополей целиком переходят из терминосистем-доноров. Например, микрополе «Недра» было целиком воспринято терминосистемой горного права.3. Термин микрополя представлен поливербом смешанного типа (исходная номинативная единица – юридический термин, а формант представлен юридическим терминоидом).

4. Термин-словосочетание микрополя имеет смешанный характер (исходный юридический термин и формант терминосистемыдонора). Такие термины характерны для исследуемых терминосистем. Их место в рассматриваемых терминосистемах может быть любым – от верхних уровней таксономий (горное право, спортивное право и т. д.) до промежуточных классификационных рядов (незаконное предпринимательство в сфере спорта) и периферии терминосистемы (нарушение права на медицинскую помощь, злоупотребления медработников).

5. Термин микрополя представлен словосочетанием (исходная единица – юридический терминоид, а формант – собственно юридический термин). Место подобных терминов во вторичных терминосистемах заметно лишь на втором уровне дифференциации понятий; они, как правило,

выражают понятия абстрактного характера (управление информационными ресурсами, использование информационных ресурсов, хранение информационных ресурсов и т. п.). Несмотря на то что единицы разных терминосистем обладают системообразующей функцией в рассматриваемых вторичных терминосистемах, роль юридических терминов и формантов является ведущей в организации исследуемых терминосистем и терминологических полей. С точки зрения признака наличия привлеченных терминов исследуемые терминосистемы обнаруживают большое сходство: все они используют привлеченные термины терминосистем-доноров, единицы терминосистем-доноров вступают в парадигматические и синтагматические отношения с юридическими терминами и терминоидами. Различия в использовании привлеченных терминов и формировании их системных отношений обусловлены лишь характером привлеченных терминов из конкретных терминосистем-доноров

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *