Дж. Россини. Характеристика главных героев в опере «Севильский цирюльник»

Творчество Россини (1792–1868) развивалось в то бурное время, когда отсталая, разобщенная Италия, находящаяся под тройным гнетом Испании, Франции и Австрии, встала на путь национально-освободительной борьбы. Революционная атмосфера оживила все сферы итальянского искусства, в том числе оперный театр. Он стал настоящей трибуной для пропаганды передовых идей. Появилась новая оперная школа, отразившая эти идеи. У ее истоков стоял Россини. Обобщив всё лучшее в итальянской опере XVIII века, именно он создал базу для ее дальнейшего плодотворного развития.

За свою творческую жизнь Россини написал 38 опер[1] в жанрах seria и buffa. К началу XIX века оба эти жанра находились пребывали в состоянии упадка. Опера seria находилась в тисках многочисленных устаревших штампов. Публика, прежде всего, ценила вокальную виртуозность, поэтому композитор должен был угодить всем главным исполнителям. Опера buffa была более жизнеспособной, но и здесь наблюдался нездоровый перекос в сторону бездумной развлекательности. Благодаря Россини итальянская опера вновь обрела былое величие.

От природы Россини был одарен необыкновенно щедро: был красив, обаятелен и остроумен, обладал прекрасным голосом, сочинял с невероятной легкостью («Севильского цирюльника» написал за 18 дней) и в любой обстановке.

Он дебютировал как оперный композитор в 1810 году оперой «Вексель на брак». В короткий срок завоевал огромную популярность. Ее отметил Пушкин в «Евгении Онегине»: «упоительный Россини, Европы баловень, Орфей». Наиболее плодотворные годы композиторской деятельности Россини связаны с Неаполем, с театром «Сан Карло». Здесь написан «Севильский цирюльник», лучшее создание композитора в жанре buffa (1816 г.). Наряду с «Севильским цирюльником» к высшим творческим достижениям Россини относится «Вильгельм Телль». Композитор создал его в 1829 году, уже живя в Париже[2]. Новый шедевр был совершенно не похож на предыдущий. На основе народного предания о национальном герое швейцарского народа Россини создал первую народно-патриотическую оперу романтической эпохи.

После «Вильгельма Телля» композитор ни одной оперы композитор больше не сочинил, хотя прожил еще 40 лет. Среди немногих сочинений, созданных во второй половине его жизни, выделяются два духовных произведения – «Stabat Mater» и грандиозная Месса.

«Севильский цирюльник» – одна из самых лучших комических опер – был написан в поразительно короткий срок для новогоднего карнавала в Риме. Опера сочинялась и репетировалась почти одновременно. Правда, композитор частично использовал материал своих более ранних произведений, но от этого оригинальность и свежесть оперы отнюдь не пострадали.

В основу сюжета положена первая часть знаменитой трилогии Бомарше о Фигаро – «Севильский цирюльник или Тщетная предосторожность». Немало опер было написано на этот сюжет до Россини. Среди них, безусловно, самой популярной была опера Паизиелло. Успех ее был так велик, что решение Россини использовать тот же сюжет многие сочли дерзостью.

Премьера оперы провалилась. Сторонники Паизиелло организовали скандал, невиданный в истории оперного театра. Боясь быть освистанным темпераментной итальянской публикой, Россини спасся бегством после первого действия. Однако уже следующее представление, где присутствовала обычная, не предвзято настроенная публика, принесло новой опере заслуженный успех. Зрители даже устроили факельное шествие к дому Россини, который в этот раз, на всякий случай, не явился на постановку.

Очень быстро «Севильского цирюльника» узнали в других европейских странах, в том числе России. До сегодняшнего дня это одна из самых репертуарных опер. В ее исполнении участвовали самые выдающиеся певцы мира, например Ф. Шаляпин в роли Базилио.

Либретто оперы написал Чезаре Стербини. Оно заметно отличается от французского первоисточника. Иногда пишут о том, что политические тенденции пьесы Бомарше оказались в опере несколько сглаженными. Это верно лишь отчасти. В опере, действительно, нет социальной сатиры французской комедии. Создатели оперы намеренно подчеркнули в ней то, что казалось им более важным для итальянской публики. В отличие от Франции накануне революционного переворота 1789 года, в Италии начала XIX века классовые противоречия были не так резко выражены. В национально-освободительном движении все классы итальянского общества в этот период выступали совместно. Идейная направленность комедии Бомарше приняла несколько иной, близкий Россини поворот. Он создал не антифеодальную сатиру, а типичную для итальянского театра комедию нравов. Его музыка подчеркнула комизм сюжетных положений, веселый юмор, а главное очень точно раскрыла характеры героев и даже их внешние повадки.

Опера прославляет жизненную активность и предприимчивость, нежные чувства влюбленных, и высмеивает лицемерие и ханжество – в этом ее прогрессивное значение.

Жанр оперы – buffa, непревзойденным мастером которого был Россини. Здесь он чувствовал себя наиболее естественно: известно, что творческие успехи в комедийной области давались ему гораздо легче, чем в героическом искусстве. Искусство Россини является синонимом веселья и непринужденного остроумия в музыке. В той невероятной быстроте, с которой был написан «Севильский цирюльник», сказалось счастливое соответствие характера композиторского дарования с избранным сюжетом, его образами и жанром. Они кажутся созданными друг для друга.

Россини подчеркнул национальные традиции оперы buffa:

1. Типичен бытовой конфликт и образы действующих лиц, напоминающие героев итальянской народной комедии: счастью влюбленной пары мешает зануда–опекун, мечтающий о немалом наследстве своей хорошенькой подопечной. Ему помогает старинный приятель – мелкий негодяй и лицемер. А на стороне влюбленных – ловкий и находчивый слуга, похожий на многих умных слуг, которые куда предприимчивее своих господ (как, например, Труффальдино из комедии Гольдони «Слуга двух господ»). Вспоминаются также персонажи первой оперы-buffa – «Служанки-госпожи» Перголези. Можно провести отчетливые линии от Серпины – к Розине, от Уберто – к Бартоло.

2. Традиционно чередование песенных номеров (сольных и ансамблевых) с речитативами secco.

3. Сохранены также типичная для buffa 2-х актная структура с характерными финальными ансамблями и стремительная динамика в развитии действия: события разворачиваются с необыкновенной быстротой, нет ничего лишнего, всё ведет к цели. Россини умел выстраивать действие таким образом, что интерес слушателя не ослабевал ни на минуту, всё время возрастая, не зря его называли «маэстро крещендо».

4. От традиций комической оперы идет также народность музыкального языка, опора на жанрово-бытовые формы (от тарантеллы до вальса). В финале проходит мелодия русской народной песни «А и было огород городить».

В то же время, традиционные приемы старой оперы-buffa композитор не просто повторил, а обновил, обогатил. Его огромной заслугой явилось перенесение на итальянскую почву оперных достижений Моцарта.

Моцарта Россини обожал, собрал коллекцию его портретов. Известно его высказывание: «Бетховен для меня первый из всех, но Моцарт – единственный». На одном из моцартовских портретов Россини написал: «Он был кумиром в моей юности, отчаянием в зрелости и утешением в старости».

Главное, что Россини заимствует у Моцарта – это мастерство оперного ансамбля.

1. Ансамбль, как и речитатив, становится сосредоточием действия. Ярким примером такого действенного ансамбля является финал I действия. Типично буффонный, он наполнен множеством путаниц и недоразумений: Альмавива переодевшись в костюм кавалериста, является в дом доктора Бартоло и устраивает настоящий дебош. Начинается невероятная суматоха, построенная на постепенном включении всех персонажей, и всё при этом укладывается в безупречно стройную форму[3].

2. И так же, как у Моцарта, даже в сложном ансамблевом переплетении голосов отчетливо различаются характеры действующих лиц. В том же финале I действия каждый из героев получает индивидуальную характеристику: появление Альмавивы сопровождается преувеличенно громким, пародийным маршем; Базилио характеризуется комическим сольфеджированием, Фигаро – танцевальной ритмикой.

В «Севильском цирюльнике» господствует виртуозное сольное пение. Россини никогда не отказывался от главного «оружия» итальянского оперного театра – виртуозностью насыщены все партии оперы. Однако он с удивительным мастерством сумел уравновесить декоративное начало с выразительным, психологическим: колоратура не является самоцелью, она служит созданию ярких музыкальных портретов действующих лиц.

Основное в характеристике Фигаро – «бьющая ключом» жизнерадостность и неистощимый оптимизм. Россини построил его музыкальную характеристику на оживленной танцевальности и энергичной маршевости. В его партии господствуют быстрые темпы и четкие ритмы. Все главные свойства характера Фигаро заключены в самом первом его номере – знаменитой каватине из I картины. Она напоминает темпераментную, зажигательную итальянскую тарантеллу: упругий, подчеркнуто пульсирующий ритм; безостановочная скороговорка в вокальной партии (технически очень сложная), стремительное движение.

Несмотря на то, что пьеса французская, а действие происходит в Испании, образ Фигаро можно считать очень ярким проявлением национального начала в музыке. Если поставить Фигаро Россини рядом с моцартовским, нетрудно отчетливо ощутить различие их характеров. У Фигаро Россини настоящий южный темперамент, он говорит без умолку, и в этой стремительной скороговорке слышатся интонации темпераментной итальянской речи.

По форме каватина – это свободная композиция, основанная на нескольких темах, проведение которых не подчиняется никаким традиционным схемам. Огромную роль играет оркестр.

На протяжении оперы Фигаро выступает в разных ситуациях, взаимодействуя с другими персонажами. Появляются новые штрихи, дополняющие этот образ, но они почти не меняют его качественно.

Розина – не только «мнимая простушка», как в опере Паизиелло, а девушка, борющаяся за свое счастье. Россини подчеркнул новую функцию главного женского образа, поручив партию Розины колоратурному меццо-сопрано[4]. Розина красива, жизнерадостна, и хотя заключена своим опекуном в четырех стенах, горе тому, кто ее разгневает. В первой же своей арии она заявляет, что кротка только до определенных пределов. Если Розина что-нибудь захочет, она сумеет настоять на своем.

Главный номер Розины – ее каватина из 2-й картины «В полуночной тишине», которая содержит характеристику разных сторон ее облика. В ней 3 части: I-я – кантиленная, светлая – передает мечтптельность девушки; II-я основана на изящной танцевальности («Я так безропотна»); III часть («Но обижать себя») блещет виртуозностью.

Граф Альмавива – лирический персонаж, юный и пылкий влюбленный, а не распутный феодал, как в комедии Бомарше. Основой его характеристики является лирическая кантилена, украшенная виртуозными фиоритурами, которые типичны для стиля bel canto. Таковы, в первую очередь, обе «серенады», исполняемые Альмавивой под окнами Розины в 1-ой картине: каватина «Скоро восток золотою ярко заблещет зарею» (первая портретная характеристика этого персонажа) и канцона «Если ты хочешь знать». Их музыка близка лирическим итальянским песням: закругленные, пластичные интонации, куплетная форма.

В дальнейшем именно с Альмавивой связаны типичные для жанра buffa сцены «переодеваний». Он появляется то в виде пьяного солдата (финал I действия), то бакалавра – учителя пения, ученика дона Базилио (дуэттино с Бартоло в самом начале II действия), то в своем подлинном качестве богатого аристократа (в конце оперы). Для каждого из перевоплощений Россини находит свою «изюминку», выразительный яркий штрих. Так, Альмавиву–солдата характеризует комедийно-воинственный марш. Альмавива, молодой священник, назойливо пристает к Бартоло, на разные лады повторяя короткие псалмодические реплики. Альмавива – знатный вельможа наделен блестящей виртуозной арией.

В характеристике отрицательных персонажей остроумие Россини подчас приобретает сатирические формы. Такова знаменитая ария о клевете дона Базилио, заключающая целую жизненную философию (похвала подлости). Она основана на постепенном нарастании одной темы. Вкрадчивая поначалу, осторожно ползущая вверх мелодия с каждый проведением словно «раздувается». Ее сопровождает неуклонное динамическое и оркестровое crescendo, доходящее до громовых раскатов в кульминации («и как бомба разрывает»). Базилио, излагающий свою «теорию клеветы», абсолютно серьезен, как герой оперы-seria, но в данной ситуации его пыл производит комедийный эффект. Подобно каватине Фигаро, ария о клевете строится свободно.

Бартоло характеризуется главным образом в ансамблевых номерах и маленькой ариетте, стилизованной под старинную жеманную любовную песенку.

При ведущей роли вокального начала в «Севильском цирюльнике» исключительно велико значение оркестровой партии. Оркестр помогает подчеркнуть комизм той или иной ситуации, прояснить подтекст, сделать более выразительной характеристику персонажа. Главный оркестровый номер оперы – картина грозы из 4 картины.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *