Формирование черногорской государственности

Земли, которые впоследствии стали называться Черногорией, во второй половине XIV в. выделились из состава Сербского царства в качестве отдельной территории под властью собственных князей. Этот регион сократившийся до горных районов в результате захвата побережья Венецией, а равнинной части османами, значительно отставал по своему социально-экономическому развитию от окружающих его земель. Здесь сложилась особая территориально-административная структура, состоящая из военно-политических объединений – племён. При этом созывалась и общая скупщина из их представителей[1].

Формально Черногория входила в состав османского государства, однако черногорцы успешно сопротивлялись распространению на свои земли фактической власти Порты. С XVII в. политическими и духовными лидерами черногорцев стали местные митрополиты, резиденция которых находилась в Цетинском монастыре.

В XVIII в. заметное влияние на внешнеполитическое положение на западе Балканского полуострова оказывали Венецианская республика и Российская Империя.

Следствием участия Венеции в войне «Священной лиги» явилось признание со стороны черногорского «собора» и митрополита Виссариона власти Республики св. Марка. Произошло это в 1688 г., и оценивается учёными как важный этап в истории завоевания черногорцами автономного положения.

Митрополит Данило Негош (1697 – 1735 гг.), основатель знаменитой впоследствии династии Петровичей Негошей, проводил политику укрепления единства Черногории и устранения межплеменной вражды. Он учредил общечерногорский судебный орган – «Суд владыки Данилы». Во время его правления начались контакты Черногории с Россией.

В 1711 г. в страну прибыли русские эмиссары (серб Михаил Милорадович и др.) с царской грамотой и деньгами, призывая принять участие в борьбе против общего врага – Османской империи. Воодушевлённые этим, черногорцы предприняли нападение на турецкие крепости. В ответ последовала карательная экспедиция, разрушившая Цетинский монастырь – резиденцию мятежного митрополита Данилы.

В 1715 г. владыка бежал в Россию, где получил денежную субсидию для возмещения ущерба, нанесённого турецким нашествием. С тех пор Россия неоднократно оказывала Черногории материальную помощь и политическую поддержку.

Венеция также старалась удержать здесь свои позиции. По совету венецианцев в Черногории с первой четверти XVIII в. стал избираться светский правитель – гувернадур. Когда же Черногория потеряла выход к Адриатическому морю, она стала зависимой от Венецианской республики, получившей ряд приморских черногорских общин по Пожаревацкому миру.

Владыка Василий (1750 – 1766 гг.) приложил немало усилий для организации в Черногории централизованного управления. Главным своим союзником он считал Россию. Для русского читателя он написал «Историю о Чёрной горе», где Черногория предстаёт в виде мощного независимого государства, способного противостоять туркам. Василий скончался во время своего очередного визита в Россию.

Политику Василия продолжил самозванец Степан Малый (1767 – 1773 гг.), выдававший себя за спасшегося российского императора Петра III. Его с радостью у себя приняли сторонники Василия. Российские власти пытались его арестовать, но затем убедились в том, что он не опасен для России, а наоборот, полезен в борьбе с турками.

Степан Малый был убит наёмным убийцей, подосланным Портой. После его гибели отношения России с Черногорией расстроились, и последняя обратилась за поддержкой к монархии Габсбургов.

В конце XVIII – первой половине XIX вв., как и прежде, во главе Черногории стояли духовные лица – черногорские митрополиты, а с 1851 г. ещё и светские правители – князья.

Причина полутеократического характера государственной власти Черногории в первой половине XIX вв. была не только в той особой объединяющей роли, которую традиционно играла православная христианская церковь для разрозненных черногорских племён, но и в характере черногорско-русских отношений.

Согласно условиям Кючук-Кайнарджийского мира, Россия являлась покровительницей единоверцев в Османской Турции. Принимая у себя черногорского митрополита, оказывая материальную помощь черногорскому населению (это регулярная поставка хлеба), русское правительство внешне соблюдало принцип невмешательства во внутренние дела Порты, объясняя свои действия лишь помощью православным христианам.

Черногорские племена (негуши, пиперы, васоевичи, куча, белопавливичи и др.) традиционно враждовали между собой. Задачу прекращения племенной розни решали правившие Черногорией в первой половине XIX в. духовные владыки.

Во время правления Петра I Негоша (1782 – 1830 гг.) был принят Законник (1798 г.), регулирующий имущественные отношения, сформировано правительство и создан прообраз государственного аппарата – Народная канцелярия.

На основании Законника митрополит и его правительство, преодолевая сопротивление племенных старейшин, пытались решать гражданские и уголовные дела, организовывать сбор налогов для поддержания центральной власти. Пётр I продолжал совершенствовать Законник, вносил в него новые стать, чтобы реформировать и систему управления краем.

В своей деятельности он опирался на поддержку России.

В своей деятельности он опирался 7на поддержку России. Особенно тесными были контакты Черногории и России в период наполеоновских войн, когда разрабатывался даже русский план создания на Балканах автономных или независимых государств, в качестве заслона Наполеону. Центральная роль здесь отводилась Черногории[2].

Однако после Тильзитского мира Россия отказалась от от этой мысли, и черногорский владыка безуспешно пытался добиться хотя бы присоединения к Черногории отвоёванной черногорцами у Наполеона Боки Которской.

Несмотря на неудачу своих внешнеполитических инициатив и некоторое ослабление черногорско-русских связей, Пётр I Негош оставил своему племяннику и преемнику Петру II Негошу наказ: «Богу молись и России держись», которому следовали черногорские правители и последующие времена.

Черногорский владыка Пётр II  Негош (1830 – 1851 гг.) за свою недолгую 37-летнюю жизнь успел проявить себя как незаурядный политический деятель, искусный дипломат, храбрый военачальник и талантливый поэт.

Он не только укрепил авторитет Черногории, но и провёл целый ряд важных преобразований внутри страны. Он создал высший административный и судебный орган страны – Правительствующий совет – взамен упразднённого правительства, сформировал основы регулярной армии – гвардии, усовершенствовал систему налогообложения.

Пётр II  сумел добиться уточнения черногорско-герцеговинской и черногорско-австрийской границ. Отношения с Россией не всегда были ровными. Инициативы черногорского владыки вызывали недовольство правительства Николая I, но денежные субсидии Черногория получала регулярно, и они были главной и фактически единственной доходной статьёй государственного бюджета.

Пётр II  был сторонником югославянского объединения, поддерживал сербскую программу «Начертание» и склонялся к объединению Сербии и Черногории под скипетром сербской династии. Главной политической задачей для него было приобретение Черногорией независимости.

После скоропостижной смерти в 1851 г. Пётр II Негоша следующими черногорским правителями были князья Данила (1851 – 1860 гг.) и Никола (1860 – 1918 гг.).

Данило Петрович, племянник Пётр II  Негоша, не захотел принять монашество, стал светским правителем и в сентябре 1852 г. провозгласил себя князем Черногории.

Для упрочения финансового положения страны он ввёл подоходный налог, таможенные пошлины, принял новый кодекс, законов. Так называемый Законник князя Данилы декларировал равенство всех черногорцев перед законом, определял права и обязанности князя и других должностных лиц, регулировал семейные и имущественные отношения. Законник, составленный в соответствии с европейскими нормами буржуазного права, был важным инструментом для проведения политики централизации и стабилизации.

Князь Данило также стремился к расширению черногорской территории. В результате успешных действий в 1858 г. и победы черногорцев над турецкой армией при Грахове было проведено при содействии великих держав черногорско-турецкое разграничение и расширение Черногории в сторону Герцеговины и Скадарского санджака, что увеличило население Черногории до 130 тыс. человек, а её территорию – до 5 тыс. кв. км.

Наследовавший после смерти князя Данилы черногорский престол его племянник Никола направил все усилия на приобретение Черногорией независимости. Эту задачу он стремился решать совместно с Сербией. Черногория в 1867 г. присоединилась к Балканскому союзу и участвовала в выработке плана совместных боевых действий.

Князь Никола претендовал на лидерство в союзе и даже рассчитывал занять престол объединённого сербо-черногорского государства. Соперничество его с сербскими династиями Обреновичей и Карагеоргиевичей продолжалось до 1918 г.

В 60 –е гг. XIX в. Черногория укрепляла свои вооружённые силы, получая поддержку Сербии и России. С начала восстания 1875 г. в Герцеговине и Боснии она оказывала повстанцам военную и материальную помощь. В июле 1876 г. Черногория вступила в войну с Турцией и вела её сначала в союзе с Сербией, а с апреля 1877 г. и вплоть до окончания Русско-турецкой войны 1877 – 1878 гг. в союзе с Россией.

Несмотря на то, что территориальное приращение Черногории было существенно урезано Берлинским трактатом по сравнению с Сан-Стефанским мирным договором, всё же изменение в положении страны было кардинальным. Она получила независимость, выход к морю в районе городов Бар и Уль-цин, а также плодородные земли с городами Подгорица, Никшич, Колашин и Жабляк.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *